Igro-zon.ru

Работа и жизнь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Психолог мчс обучение

Факультет экстремальной психологии

Чему Вы научитесь?

Оказывать психологическую помощь детям и подросткам, пострадавшим в экстремальных ситуациях, людям, чья служебная деятельность связана с экстремальными условиями, станете специалистом в области психологии безопасности а образовании.

Экстремальная психология изучает психологические закономерности жизнедеятельности человека в особых, экстремальных ситуациях существования: во время авиационного или космического полетов, под водой, под землей, во время нахождения в труднодоступных районах земного шара (Арктика, высокогорье, пустыня). Кроме этого данная наука изучает психологические особенности, возникающие у людей, в том числе детей и подростков, попавших в сложные экстремальные ситуации. А также закономерности поведения и его нарушения в ситуациях сложных профессий, при которых человек вынужден вести деятельность в экстремальных ситуациях.

Кто учит?

Преподаватели факультета – Уникальные эксперты, большинство из которых не только ученые, но и практики, прошедшие непростой профессиональный путь, готовые поделиться знаниями, поэтому выпускники факультета уже к диплому глубоко погружаются в реальный мир своей будущей профессии.

Факультет экстремальной психологии создан в 2008

В состав факультета входят:

Что у нас уникального?

  • С самого начала своего обучения студенты включаются как в учебный процесс, так и во внеучебную жизнь на факультете. На факультете регулярно проводятся круглые столы и мастер-классы, на которые приглашаются ведущие специалисты в своей профессиональной деятельности. Студенты и сотрудники факультета активно занимаются экстремальными видами спорта.
  • На факультете ведется научно-исследовательская работа по направлению: «Психологическое сопровождение специалистов профессий особого риска (на примере сотрудников, несущих службу с оружием уголовно-исполнительной системы России)».

Где работать?

  • авиационные психологи и космические психологи:
    • федеральное агентство воздушного транспорта, ВВС РФ, государственная авиация (авиация МВД, авиация ГО МЧС, ФПС, ФСБ, ФМС), ОКБ ОАО «Туполев», «Ильюшин», «Сухой», «Миль» и др., РОСТО (ДОСААФ) и т.п.
    • врачебно-летная экспертиза, группы профессионально-психологического отбора, психологи авиакомпаний, психологи в школах летчиков-испытателей, психологи в общеобразовательных школах-интернатах с первоначальной летной подготовкой, авиационных училищах, колледжах, психологи в частях ВВС, психологи в отделениях РОСТО, психологи в различных НИИ авиации и космонавтики
  • психологи разных транспортных структур:
    • ОАО «РЖД», РОСАВТОДОР, РОСМОРРЕЧФЛОТ и различные структуры данных организаций
    • экспертиза труда, группы профессионально-психологического отбора, психологи транспортных компаний, психологи в специализированных школах; психологи в автомобильных, железнодорожных, морских училищах, колледжах; психологи по работе с различными диспетчерскими службами
  • психологи в области разнообразных профессий особого риска:
    • Министерство природных ресурсов и экологии РФ, Министерство промышленности и торговли РФ, ОАО «Метрострой», Министерство РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, МВД РФ и т.д.
    • экспертиза труда, профессионально-психологический отбор, психологи в подразделениях указанных структур министерств, ведомств и организаций-заказчиков
  • психологи по подготовке специалистов профессий особого риска:
    • Министерство образования и науки РФ совместно с Министерством обороны РФ
    • психологи (преподаватели психологии) в кадетских школах и корпусах, в военных училищах (суворовское, нахимовское и т.д.) и иных специализированных училищах, колледжах, институтах
  • психологи систем исполнительной власти, образования, здравоохранения, социальной защиты населения, федеральной миграционной службы и т.д.:
    • структуры федеральных, республиканских, региональных, городских, муниципальных органов, исполнительной власти; центры труда и занятости; различные структурные миграционные службы; разнообразные учреждения системы образования и системы здравоохранения; управления и центры социального обеспечения и социальной защиты населения и т.д.
    • психологи в органах исполнительной власти, психологи в центрах труда и занятости, миграционных службах, центрах социальной, реабилитационной и медицинской помощи, образовательных и воспитательных учреждениях

Отзывы

Психолог и катастрофа

(страница 1 из 1)

Interfax- Russia .ru — Службе психологов МЧС России исполнилось 15 лет. Сотрудница службы рассказала, как пережить утрату близкого человека и почему прохожие равнодушны к чужому горю.

Кандидат психологических наук, начальник отдела дистанционных методов психологического консультирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России Лариса Пыжьянова рассказала Interfax-Russia.ru о работе психологов МЧС, о том, как принимают психологов на работу, и по какому графику они работают.

Где учат на психологов МЧС

Для того, чтобы попасть на работу в Центр экстренной психологической помощи МЧС России , не нужно проходить специального дополнительного обучения. Главным, но далеко не единственным условием, является законченное высшее психологическое образование. Именно по этой причине мы не берем на работу студентов. Зато мы активно сотрудничаем с МГУ и, начиная с третьего курса, студенты факультета психологии могут выбрать нашу специализацию (экстремальная психология) и ходить к нам на практику. Два года назад в МГУ стали выпускать студентов, набранных по целевому набору – то есть, тех, кто решил идти к нам, еще будучи абитуриентом. Взаимодействуем мы и с другими вузами нашей страны. На базе наших филиалов, которые есть в каждом федеральном округе, студенты проходят практику, а также там созданы студенческие добровольческие отряды.

Для специалистов службы «внутри» Центра дважды в год проводят курсы по повышению квалификации. В нашей службе по всей стране работают около 900 человек, и когда мы отмечали 15-летие, в Москву приехали 153 человека – были и обучение, и мастер-классы, и круглые столы.

Прием на работу

Прием на работу происходит в три этапа. Сначала нужно отправить свое резюме в то подразделение нашей службы, в котором хочется работать. Далее, если есть свободная вакансия и специалист подходит по формальным требованиям – есть высшее психологическое образование, то назначается встреча. У нас в Центре экстренной психологической помощи МЧС России первое собеседование проходит с начальником отдела. Я как начальник отдела, могу сказать, что меня интересуют, во-первых, практические навыки в консультировании, во-вторых – мотивация.

Некоторые «в лоб» говорят: «Госструктура, запись в трудовой книжке, зарплата хорошая, научиться можно многому». Да, научиться у нас, безусловно, можно многому, но зарплата у нас не большая, да и социальных льгот особых нет.

Есть те, кто идут «за подвигом»: «У вас все круто, все здорово, я хочу тоже спасать людей». Но мы не спасатели. Мы сопровождаем людей на опознании в морге, разыскиваем там тела, находим ресурс для жизни человека, который потерял всю семью. Если в этот момент человек не задумывается о перспективах работы и продолжает лелеять радужные мечты, то я вижу, что он личностно недостаточно зрелый для того, чтобы работать в МЧС.

Второй этап – это диагностика, когда примерно пять часов проходит обследование кандидата по различным методикам на интеллект, мотивацию и эмоционально-волевую сферу.

Если он проходит этот этап, соответствует всем требованиям, то третье собеседование проходит у директора Центра Юлии Шойгу, которая проверяет базовые знания. Ее позиция состоит в том, что если есть хорошие теоретические знания, то на них быстро нарабатываются специальные навыки.

О графике работы

В обычное время, когда не происходит чрезвычайных ситуаций, Центр работает по обычному пятидневному и восьмичасовому графику, но два отдела — экстренного реагирования и дистанционных методов психологического консультирования — работают круглосуточно по сменам.

Если вводится режим ЧС, то все начальники отделов и ряд других сотрудников переходят в распоряжение начальника отдела экстренного реагирования и выезжают на происшествие. Поэтому когда я иду утром на работу, я не могу быть уверена, что вечером вернусь домой. На базе моего отдела во время ЧС открывается горячая линия — мы именно те люди, которые первыми по телефону сообщают о том, что дорогие, любимые и близкие люди погибли.

Читать еще:  Судебный психолог где учиться

В Центре я работаю 7,5 лет. За это время я 32 раза выезжала на крупные чрезвычайные ситуации. Я была и на пожарах, и на наводнениях, и на авиакатастрофах, и на терактах, и на недавней крупной аварии в московском метро .

Но есть и режим повседневной деятельности — когда мы работаем как обычно, занимаемся планированием, отчетами, готовим методические разработки, участвуем в разных мероприятиях. В режиме повседневной деятельности мой отдел консультирует людей по всему спектру психологических проблем – личностных, возрастных кризисов, любовных отношений и других. У нас есть раздел консультирования ( http://www.psi.mchs. gov .ru/questions ) на сайте и телефон экстренной психологической помощи +7 (499) 216-50-50.

О смысле работы

В Центре есть своя атмосфера, почти все сотрудники, что называется, на «одной волне».

Всегда тяжело смотреть, когда с кем-то происходит несчастье, а ты не можешь или не знаешь, чем помочь. На нашей работе благодаря нашим профессиональным возможностям ты знаешь, как, что и когда делать, и оказываешь реальную помощь.

О реакции людей на ЧС

На стресс мы все реагируем примерно одинаково. Начальная реакция – это шок, когда человек не понимает, что случилось что-то страшное, говорит, что произошла ошибка.

Затем в реагирование вступают древнейшие механизмы, которые толкают нас к борьбе или бегству.

Бегство бывает двух видов: физическое, когда люди в возбуждении бегут, сами не понимая куда, и психологическое, когда человек застывает на месте, делает вид, что «в домике». Психика таким образом защищает себя от ужасной реальности до тех пор, пока человек не будет готов принять ее.

Борьба проявляется в попытках человека протестовать против изменений, разрушений и смерти. Она может выражаться агрессией, истерикой, другими эмоциональными проявлениями. Все эти реакции нормальны, и психологи МЧС именно с ними и работают.

Об опасности толпы

У людей есть несколько эмоциональных реакций, которые крайне заразительны. В частности, паника или агрессия. Стоит одному закричать: «Все пропало, мы погибнем!» или «Это он виноват! Отомстим!», или просто «Бежим туда!» как остальные бегут и давят друг друга, как, например, произошло в Минске. Остановить такой поток людей невозможно.

Если бы, когда в метро произошел сход поезда с рельсов, кто-то бы закричал: «Нас сейчас засыплет, мы умрем», и толпа бы побежала, то было бы гораздо больше жертв – они бы подавили друг друга в тоннеле. Слава Богу, паники тогда не было.

Когда психолог оказывается в месте, где много людей, наша задача работать не «с толпой», а «в толпе» – мы идем в толпу, наблюдаем за происходящими в ней процессами, выявляем человека, который способен эмоционально завести массы. Работать надо именно с ним – либо заблокировать его реакцию, либо вместе с ним выйти из толпы, и уже за ее пределами дать возможность человеку эмоционально отреагировать, выплеснув свои чувства.

О задержанной реакции

Иногда психика человека, близкий которого погиб, так сильно защищается, что он долгое время живет, как будто ничего не произошло. В момент, когда вдруг приходит осознание потери, дело может дойти до суицида, либо человек не сможет пережить горе, оно станет патологическим.

Когда на месте катастрофы мы видим человека, который ведет себя как ни в чем не бывало, наша задача – это осознание поторопить, пока мы еще рядом и можем помочь. Только после того, как человек осознает, что произошло, он начинает переживать горе, а все, что имеет начало — имеет и конец. Горе, как и любой процесс, рано или поздно заканчивается.

Как бы это жестоко не звучало, мы помогаем человеку понять, что он потерял близкого безвозвратно, и вместе с ним ищем ради чего и как можно жить дальше. Мы даем возможность осознать потерю и построить ближайшую перспективу в жизни.

О методах самостоятельной реабилитации

Сколько существует человечество, столько существует и смерть. Люди всегда справлялись с этим, но я как человек, который терял дорогих людей, знаю, что легче, если в этот момент рядом кто-то будет.

Близкий человек может просто налить тебе чай, накрыть пледом, сводить на прогулку или поговорить. Этого уже достаточно, чтобы помочь пережить потерю, и если вам нужна такая помощь – скажите близкому об этом.

У всех есть интуитивный страх перед человеком, у которого случилось горе – не знаешь, что и как ему сказать. Так вот, если не знаете, что сказать – ничего не говорите. В этот момент произносить нужно только те слова, которые идут из души. Когда люди горюют, они очень чувствительны к фальши на подсознательном уровне.

На сайте Центра есть практическое пособие » Экстренная допсихологическая помощь «, написанная нашими специалистами. В нем рассказывается, как помочь близкому человеку.

Примерно через три месяца после трагедии наступает период, когда заканчивается период острого горя, у человека возникает желание говорить об умершем. Близкие часто боятся слез, но в этот момент важно вспомнить человека, вместе рассматривать фотографии. Это и есть период переживания утраты.

Если рядом нет близкого человека, то получить психологическую помощь и поддержку можно в нашем Центре по телефону +7 (499) 216-50-50.

Как психологи МЧС справляются со своим стрессом

Есть эффект формы – она ставит границы. Когда ты в форме – ты работаешь, знаешь что и как делать. В момент катастрофы ты мобилизован и тебе точно не до слез, потому что думаешь не о том, как плохо тебе в этой ситуации, а о том, как помочь людям.

Но у меня был один такой момент во время ярославской трагедии . Мы туда прилетели почти сразу же, двое суток работали без сна, сопровождая процедуру опознания. Потом нас на несколько часов привезли в гостиницу, чтобы мы немного поспали. Я сняла форму, зачем-то включила телевизор, а там шел репортаж с минского стадиона, на который так и не прилетели ярославские хоккеисты. И тут меня «накрыло»: я увидела ситуацию как обычный человек.

Вообще у нас есть отдел реабилитации для специалистов, а в системе МЧС России есть реабилитационные центры.

О равнодушии прохожих

Отдел экстренного реагирования по Москве выезжает на ДТП с жертвами, пожары, попытки суицидов. Раньше сотрудники часто возвращались потрясенные и говорили: «Кругом ужас, а вокруг стоят люди и снимают на мобильные телефоны».

Я думаю, что так проявляется страх. Нас развратило телевидение с фильмами, где показывается смерть и катастрофы. Возможно, человек, который снимает на камеру, например, ДТП, воспринимает все как кино: он по ту сторону экрана, а смерть и страдания – по другую. Но это не хорошо, нельзя жить в придуманном мире.

Читать еще:  Психолог обучение второе высшее

Некоторые не знают, что сказать, боятся, что придется тратить свое время, если подойти к человеку, который оказался в беде. Если вы внутренне не готовы подойти к нему, сомневаетесь, что справитесь, не нужно этого делать.

Для людей, которые готовы помочь, но не знают как, в следующем году мы планируем запустить на сайте проект обучения экстренной допсихологической помощи. Мы сейчас рассматриваем форму обучения — возможно, это будет вебинар или видео-уроки.

Обозреватель Елизавета Паршукова

Сетевое издание «Интерфакс-Россия»

Выбор программы: экстремальная психология в МГППУ

Смотрела по телевизору репортажи про теракт в «Домодедово», про Фукусиму. Мне хотелось помочь, но я понимала, что я не спасатель. «Но там же у людей возникает много психологических проблем», — подумалось мне. Я села за компьютер, набрала наудачу в интернете «экстремальная психология». Первым в поиске был МГППУ — оказалось, что там есть такой факультет. Два года я сомневалась: в детстве хочется попробовать всё, всему научиться, поэтому сложно выбрать что-то одно. У меня было много интересов: театр, вокал, журналистика, лесничество, египтология, медицина, химия, фигурное катание, балет, живопись, филология, педагогика младших классов, туризм. Однако когда пришло время поступать, я первым же делом понесла документы в МГППУ. Экстремальная психология подходила под все мои желания, а творчеством можно заняться и без профильного высшего образования.

Обычных психологов нет — у каждого есть свое направление деятельности. Существуют психологи образования, консультирования, клинические, юридические. Наша специфика — в том, что мы взаимодействуем со службами, военными, работаем в чрезвычайных ситуациях. В случае возникновения ЧС каждый реагирует и переживает ее по-своему, и часто случается такое, что люди заражают друг друга агрессией, истерикой, впадают в апатию. Массовые и индивидуальные процессы требуют урегулирования, чтобы у людей не возникло последствий шока и посттравматических стрессовых расстройств.

Я просто сдала ЕГЭ по математике, русскому языку, биологии и обществознанию (просто так, на всякий случай). К ЕГЭ нас в школе готовили, заниматься дополнительно было не нужно. Мы решали тесты. Просто тот, кто хочет идти дальше, слушает учителей и учит уроки, — тот и сдает на хорошие баллы. 87 баллов я получила по русскому языку, 56 — по математике, 74 — по биологии и 69 — по обществознанию. В экзамене по биологии для меня не было ничего сложного. Единственное — я плохо понимала тему кругов кровообращения, и именно она мне попалась. Если бы этого не случилось, я бы получила более высокий балл.

Я сразу поняла, что всё очень серьезно, и нужно стараться изо всех сил, потому что суровость на нашем факультете демонстрировали в первую очередь. У нас всё строго: и с посещаемостью, и с нагрузкой, и никаких взяток — насчет всего этого предупредили сразу, в первый же день. Внушили уважение. У нас скучать не приходится, много учёбы — и в плане загруженного расписания, и в плане домашней работы. Четыре-пять пар в день и учёба в субботу при этом — это у нас нормально.

Плюсы — это разносторонние предметы, прекрасные преподаватели (практически все), много практики — она есть с первого курса, нас готовят не только теоретически, и это лучшее, что может быть. При этом нагрузка не безмерная (студенты успевают и отдохнуть), но интенсивная. Тебе идут навстречу, если видят твои старания и интерес, но «халявщиков» не очень жалеют, что справедливо. На минусы смотрю оптимистично: не всегда стабильно расписание, нужно быть готовым к «внезапностям», но это развивает гибкость и стрессоустойчивость перед лицом неопределенности. Еще один минус — вуз расположен далеко от дома.

Предметы, связанные с психологией служебной деятельности. Мы разбираем теорию, примеры, пишем курсовые, используем эмпирические данные, проводим исследования, учимся работе с персоналом. Я все предметы не вспомню: их было очень много, и название каждого — на три строчки зачётки. Но смысл сводился ко всестороннему изучению психологических и социальных аспектов и проблем военнослужащих и сотрудников спецслужб.

О работе психолога в системе МЧС России

Мы начинаем цикл статей под условным названием «о профессии без прикрас». Да, вот так, без приукрашиваний, без красивых фраз, без замалчивания неприглядных сторон. У любой профессии есть две стороны медали – как, в общем-то и у всего. Мы поделали большую работу, беседуя один на один с представителями разных профессий системы МЧС, мы услышали много откровений, именно поэтому все имена вымышленные. Все остальное – настоящее, без цензуры, предельно откровенно.

Для кого работаем?

Во-первых, для нас, для самих сотрудников и работников МЧС. Для того, чтобы каждый понял, что не одинок, для того, чтобы можно было перенять у коллег какой-то опыт. Для руководителей разного уровня, которые способны своими решениями что-то изменить в лучшую сторону. Для каждого из нас – понимая некоторые нюансы работы коллег, мы становимся ближе друг к другу.

Во-вторых, мы очень надеемся, что цикл будет полезным для обычных людей, для тех, ради кого мы работаем, чью безопасность обеспечиваем. Для того, чтобы было поменьше разговоров о том, что «опять пожарные приехали без воды и пьяные», для того, чтобы люди перестали думать, что на службу пожарные приходят спать, для того, чтобы обыватели узнали правду о нашей работе.

И третья цель, преследуемая нами – это наши потенциальные коллеги. Те, кто мечтает о профессии пожарного или спасателя, руководствуясь благородными целями и опираясь в своих стремлениях лишь на романтике профессии. Таких, к сожалению, приходит немало – тех, кто ошибочно представляет профессию чередой подвигов и признаний и неизбежно разочаровывается, сталкиваясь с тем, о чем невозможно узнать из фильмов и книг – с рутинной тяжелой работой, с равнодушием вместо ожидаемой благодарности, с зарплатой меньше той, на которую рассчитывали, наконец. Будет правильнее, если люди будут идти в профессию с реальными представлениями, без розовых очков. Тогда будет меньше разочарований и меньше случайных людей там, где от профессионализма зависит человеческая жизнь.

О профессии

Светлана, 33 года, психолог одного из отрядов государственной противопожарной службы. Стаж в должности – 10 лет.

— Откуда Вы пришли в профессию? Мечтали с детства или стечение обстоятельств? Почему психолог? Почему именно в МЧС?

Сначала о профессии. Нет, я не могу сказать, что с самого детства мечтала стать психологом. Мечтала быть сначала учителем, затем врачом . Одно было понятно – я хочу работать с людьми, помогать им. В старших классах, когда пришла пора определяться с выбором института, с нами плотно работали психологи на предмет профориентации. И вот тогда-то я поняла, что вот оно – то, чем я хочу заниматься. Учиться на психолога я пошла целенаправленно. Уже в процессе учебы стало ясно, что мне интереснее работать со взрослыми людьми, с состоявшимися личностями. Преддипломную практику проходила в одном из подразделений МВД. Получила диплом и уже знала, в какой сфере искать работу своей мечты. У меня не было ни каких-то знакомств, ни блата, но была цель и было огромное желание. Я методично искала то, что хотела, наконец меня пригласили на собеседование в одно из подразделений пожарной охраны, дали направление, но честно предупредили, что я – одна из трех претенденток на эту должность. Но удача повернулась ко мне лицом – меня взяли.

Читать еще:  Психолог служебной деятельности вузы

— Значит, есть шанс просто прийти «с улицы» и быть принятым в ряды МЧС?

Конечно есть. При условии, что кандидат подходит под все требования к образованию, к состоянию здоровья. На должности младшего начальствующего состава – шансы довольно высокие, на офицерские – пониже. На некоторые должности шансы совсем крошечные. Это в основном должности, считающиеся женскими. Диспетчер, бухгалтер. Психолог относится к ним же. Сюда в основном берут своих же. Так что мне просто повезло.

Психологическая диагностика пожарных

— Каковы функциональные обязанности психолога МЧС? Чем вы занимаетесь?

Работа психолога МЧС психолога включает в себя направления, которые условно можно разделить на две большие группы. Во-первых, это психологическое сопровождение личного состава МЧС, а во-вторых, оказание экстренной психологической помощи населению в чрезвычайных ситуациях.

— Давайте поподробнее о каждом направлении. Что значит психологическое сопровождение личного состава? Кого и куда вы сопровождаете?

Сам термин дает довольно исчерпывающий ответ. Да, это именно сопровождение, психолог ведет каждого сотрудника на протяжении всего периода его службы. Все кандидаты на службу или работу проходят обязательное собеседование у психолога – это предварительный профессиональный отбор. Психодиагностика – каждый сотрудник с определенной периодичностью должен пройти тестирование для того, чтобы вовремя выявить нюансы, с которыми необходимо поработать. Психокоррекция – это как раз работа с теми нюансами, которые были выявлены на этапе психодиагностики.

Кроме того, мы регулярно мониторим состояние психологического климата в коллективе, работаем с так называемой «группой риска», проводим занятия по психологической подготовке с обязательной проверкой знаний, участвует в работе аттестационной комиссии – все это тоже наши обязанности.

— Второе направление работы психолога МЧС – оказание помощи населению

Да, оказание экстренной психологической помощи населению в чрезвычайных ситуациях. Это направление сравнительно недавно ввели в функциональные обязанности психолога, в самом начале становления психологической службы в пожарной охране мы работали исключительно со своими сотрудниками.

— Стало сложнее?

Конечно. Это два различных направления, работа с личным составом требует периодичности, регулярности, тщательности. Тогда как оказание экстренной психологической помощи населению предполагает мобильность, готовность в кратчайшие сроки выехать на место происшествия и работать там. Естественно, это ломает график работы с личным составом, восстановить который потом достаточно сложно. Судите сами – в отряде, где служу я, чуть больше тысячи человек. Почти ежедневно запланированы поездки в части. Вариантов немного – периодичность мероприятий я сократить не имею права, значит, необходимо сократить продолжительность, что не может не сказаться на качестве.

Еще о наболевшем – судя по опыту моих коллег, ни один психолог не обходится без дополнительных, не указанных в должностной инструкции функциональных обязанностей. Как правило, на психологов «вешают» культурно-массовую работу , организацию подготовки участников различных смотров-конкурсов художественной самодеятельности. Да, это хорошая возможность одновременно поработать с личным составом, понаблюдать в неформальной обстановке, однако это опять затраченное время и усилия, которые гораздо больше пользы принесли бы, будь использованы по назначению, то есть в соответствии со своими прямыми обязанностями. Это, к сожалению, не единичный случай.

— Что для вас в вашей профессии самое трудное?

Один из самых сложных моментов – это необходимость постоянной готовности к работе в зоне ЧС. Чрезвычайная ситуация на то и чрезвычайная, что происходит внезапно, ее невозможно спрогнозировать в большинстве случаев. Мы всегда, в любое время суток, должны быть готовы моментально отреагировать, выехать на место ЧС и начать работать. В каждом регионе есть график дежурства психологов, по которому устанавливается недельное дежурство каждого. Но все мы понимаем, что в зависимости от масштабов происшествия может понадобиться дополнительная помощь, поэтому все-таки готовы мы должны быть всегда. Быть готовым ко всему. Теракт, дорожно-транспортное происшествие, авария, стихийное бедствие. А это постоянное внутреннее напряжение. Я очень не люблю внезапных телефонных звонков, особенно в нерабочее время, особенно от коллег. Вот звонит телефон, а я глазами ищу ключи от машины, тревожный чемоданчик, у меня уже четкий план в голове, я мысленно собралась и готова. И прежде чем я узнаю кто и зачем звонит, я уже прокручиваю возможные варианты. Это доли секунды, но это колоссальное напряжение. У нас с коллегами сам собой сложился определенный ритуал – когда звоним друг другу не для вызова на ЧС – первые слова, вместо приветствия – «все нормально», «все спокойно». Бережем друг друга.

Кроме психологического напряжения от ожидания вызова, это определенные неудобства. Мы всегда должны быть на связи, мы не можем забыть или отключить на время телефон, мы всегда должны быть в зоне доступа, мы не можем выехать из города без предварительного согласования выезда с руководством.

Разговор с психологом

— А как ваши близкие относятся к вашей работе?

С пониманием относятся, к счастью. Но совмещать семью и работу психолога МЧС получается не у всех. В большинстве своем на этой должности женщины. Мужчины – психологи есть, но это скорее исключение. Нередки случаи, когда после декрета сотрудница понимает – нужно делать выбор между работой и семьей – слишком много времени и душевных сил требует работа.

— Большая текучесть кадров среди психологов?

Среди аттестованных психологов – сравнительно не велика. Прежде чем устроиться сюда, кандидат проходит жесткий отбор и чаще всего на этом этапе уже понимает, куда именно идет. Очень огорчает в этой связи отсутствие стабильности, перманентная угроза сокращения. Совсем сокращать должности психологов, конечно, никто не будет – сейчас все понимают необходимость в работе этих специалистов. Но введение гражданских должностей вместо аттестованных уже практикуется. И вот среди вольнонаемных психологов текучесть как раз высокая. Жесткие требования, напряженный график работы – а зарплата в два раза ниже, чем у аттестованных коллег.

— Нужно очень любить свою работу, чтобы работать при таких условиях?

Я бы немного по-другому сформулировала – нужно иметь возможность любить работу при таких условиях. Не каждый может позволить себе роскошь работать в удовольствие, невзирая на размер зарплаты.

А любить свою работу необходимо при любой зарплате, иначе в профессии психолога работать не получится ни за какие деньги.

Видео